[an error occurred while processing the directive]

Из статьи: "Каждому свое"

А что касается рок-н-ролла, то в нем, по-моему, сейчас появилось два направления. К первому направлению я отношу тех, кого действительно считаю поэтами и музыкантами, как угодно - Живыми: Костика Кинчева, Дмитрия Ревякина, Бориса Гребенщикова, Юрия Шевчука и многих других. И это направление вам совсем не импонирует, вам ближе второе направление - Мертвое: Летов, Неумоев, Ник и другие, у которых начальная установка - саморазрушение, суицид; когда, как вы говорите, "классики" в лице Костика Кинчева, БГ, Ревякина и других пытаются хоть как-то вдохнуть в нас жизнь, говоря, что не все еще загажено и что, в конце концов, мы можем еще пустить корни, другие, наоборот, пытаются до конца все уничтожить, все больше усугубляют и без того суровую обстановку, утверждая: "Единственный выход для настоящего человека - это суицид". Но сами-то еще живые. Янку я к "этим" не причисляю, для меня она жертва. Кого, судить вам. И для этого требуется совсем мало, надо только сравнить ее начальное творчество, до знакомства с Летовым и предсмертный альбом. Или тот же Селиванов. Пока он играл с Ревякиным в КАЛИНОВОМ МОСТЕ, все было отлично. А сколько покончило с собой слушателей ГО, мы не знаем... Толик Алисоманов, Набережные Челны,"Пятая Стена", 23(4), апрель 1993 [an error occurred while processing the directive]