[an error occurred while processing the directive]

Из статьи: «Там шла борьба за смерть…» Суицидальная эстетика в молодежной субкультуре 80-90 гг.

«Поэты в миру после строк ставят знак кровоточия…» А.Башлачев Рок-н-ролл, недальновидно определяемый некоторыми критиками и искусствоведами лишь как музыкальный жанр, на самом деле является особой формой общественного сознания, присущей наиболее интеллектуальной и нравственной части молодежи. За время своего существования он стал, по сути, субкультурой,* обладающей определенными характеристиками, сходными с различными религиозными и философскими установками. Рок-н-ролл влиял и продолжает влиять не только на систему ценностей молодежи, но и определяет ее поведение.** От того, какие ценностные установки он предложит, будет зависеть ориентация данной молодежной культуры в будущем. Определяющим музыкальным стилем рок-н-ролла в нашей стране с конца 80-х (и особенно с начала 90-х) является так называемый «сибирский панк», характеризующийся, помимо всего прочего, своеобразной суицидальной эстетикой. Программой, эстетическим манифестом этого направления стал магнитоальбом Янки Дягилевой «Домой!» Это призыв уйти туда, откуда пришел: в ничто, в прах. Потому как «нам остались только сбитые коленки», и выход из этой реальности, напоминающей «вертолет без окон и дверей», один…Действенность суицидальной установки доказывается не только творчеством, но и личной судьбой. Так, например, Яна Дягилева покончила с собой в мае 19991 года. Внушителен и мартиролог всех тех, кто придерживался, в той или иной степени, названной эстетики, и в разное время рассчитался с окружающей действительностью: Селиванов, Башлачев, Чумычкин… Это все талантливейшие поэты и музыканты, каждый из которых едва ли дотянул и до тридцати… Валерий Отставных «Молодой Коммунар» (Воронеж), 27.11.1993 *Приставка «суб-» в данном случае кажется мне крайне неудачной, по сути своей – почти стыдливой. Рок давно уже признан как самостоятельное культурное явление второй половины ХХ века. Интересующихся отсылаю к работам известных отечественных культурологов Л. Переверзева и Д. Покровского – прим. А. Л. **Ближайшей исторической аналогией представляется «садж» – особый вид старинной арабской поэзии, наложившей яркий отпечаток на стилистику Корана, а также всю ближневосточную культуру – рифмованные фразы с размеренными ритмами, с резкими, стремительными ассонансами, поток сплетающихся в запутанный узор заклинаний. Садж был языком колдунов-кохинов, сопровождающих свои заклятия ударами в барабан или бубен. Вообще, эстетика рока и психология его восприятия уходят корнями в такую седую древность, когда не только жанры искусства не были рассортированы по творческим союзам (последнее словосочетание следует брать в кавычки), но и само искусство не успело отделиться от религии, общественного сознания народа и повседневного быта. Рокер на сцене – не просто артист, он медиум, аккумулирующий чувства и энергию аудитории и выплескивающий эту эмоционально-энергетическую волну обратно в зал. «…Когда войдешь в город, встретишь сонм пророков, сходящих с высоты, и пред ними псалтирь, и тимпан, и свирель, и гусли, и они пророчествуют, и найдет на тебя дух Божий, и ты будешь пророчествовать с ними, и сделаешься иным человеком» «Пророками» становились выходцы из разных социальных слоев. «Их отличало «странное» поведение во время «камлания», когда они, возбужденные музыкой своих музыкальных инструментов, приходили в экстаз, кричали, скакали, неистовствовали, наносили себе удары и раны…» (Рижский М. И., «Библейские пророки и библейские пророчества», М., 1987, стр. 46) – прим. А. Л. [an error occurred while processing the directive]