[an error occurred while processing the directive]

Слово покаяния

Дело было в июне 1991 года. Тогда я работал в центральном аппарате КГБ СССР в должности старшего уполномоченного по особо важным делам. Мне обычно поручали расследование убийств или загадочных смертей, которые органы милиции не могли раскрыть и списывали либо на самоубийство, либо на «куклу» (ложного преступника). При загадочных обстоятельствах погибла очень талантливая девушка – хиппи-бард из Новосибирска, Яна Дягилева. По официальной версии местного УВД, она в состоянии наркотического опьянения, по причине психического заболевания покончила жизнь самоубийством (ее нашли в реке), и дело было закрыто. Но мое начальство эта версия не удовлетворила и, сформировав специальную оперативно-следственную группу под моим командованием, направили нас для проведения негласного расследования в Новосибирск. Выехав на место и проведя все следственные действия, мы установили круг подозреваемых. В него попали: руководство местного УКГБ и некоторые врачи-психиатры. Оказалось, что Янку много раз принудительно госпитализировали в психушку, кололи препараты, вызывающие желание совершить самоубийство. Свидетели подтверждали нашу версию. В результате нам удалось получить ордер на арест подозреваемых. В ночь перед задержанием мне приснился сон: красивая белокурая девушка с гитарой в руках предупреждала меня о грозящей опасности и советовала надеть бронежилет и каску. Надо сказать, что носить их у нас считалось плохим тоном. Но, проснувшись под утро, почему-то поверив сну, я машинально натянул бронежилет и напялил армейскую каску. Вскоре пришла машина с опер группой, и ребята, увидев меня, принялись дружно смеяться. Я пропустил их шутки мимо ушей и добавил к пистолету автомат Калашникова. У остальных не было ни бронежилетов, ни оружия – на вооруженное сопротивление мы не рассчитывали. Первым к преступникам подошел мой помощник и объявил им, что они арестованы. Через секунду санитар психбольницы (бывший уголовник) достал пистолет и выстрелил в грудь моему напарнику. Потом прогремел второй выстрел, смертельно ранив второго сотрудника. От неожиданности мы все остолбенели. Я почувствовал, что тоже ранен, в руку и еще куда-то. Далее на нас бросились с ножами, но тут заработал мой автомат. Двое преступников были убиты, одного я ранил, остальные сдались без сопротивления. На допросе подозреваемые быстро «раскололись», сообщив, что организовали смерть Янки по просьбе местного КГБ, так как она пела «не те» песни! Но! Нашу группу срочно отозвали в Москву и, поблагодарив за службу, спешно расформировали. А задержанные преступники были освобождены, и дело закрыто. Меня досрочно представили к званию майора и повысили в должности. Через 2 месяца я получил письмо от матери (?) Янки и ее друзей, а еще через месяц ушел в отставку «по собственному желанию». Сейчас учусь в духовной семинарии, готовлюсь принять сан, стать монахом. А пока я каждый день молюсь за упокой души рабы Божьей Яны и двух моих товарищей, погибших по моему недосмотру. Простите меня, окаянного, раба Божьего, многогрешного Владимира, родители и друзья Янки. Простите, жены, родители и дети погибших товарищей. Простите, что не погиб сам, а остался в живых, не смог покарать злодеев! Простите за то, что не пустил себе пулю в лоб, а остался жить!!! Простите, все люди доброй воли! Простите, простите, простите! Владимир К. (Москва) «Тайная Власть» №5/1998* *Печатается по рукописной копии, присланной А. Устимовым (Череповец).. За достоверность информации ручаться, видимо, не может никто, тем более, что в указанном номере газеты данный материал отсутствует. [an error occurred while processing the directive]