[an error occurred while processing the directive]

Из интервью: "Ник Рок-Н-Ролл: Панк-рок - это способ выколачивать из мира деньги"

Ник, если вдруг кто не знает, - один из героев отечественного андеграунда 80-х, человек той же волны, что называют еще сибирским панк-роком: ГО, Янка, ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ. Сам он в те годы считался рокером из Симферополя, но дружба с музыкантами Н-ска, Омска и Тюмени сыграла свою роль - его имя оказалось навсегда вписанным в эту тусовку, хотел бы он этого или нет. Девять лет назад, 1 августа 1988 года, Ник Рок-Н-Ролл вместе с Янкой и ВЫЖИВШИМИ ПО ИНСТРУКЦИИ (дочерний проект ИНСТРУКЦИИ ПО ВЫЖИВАНИЮ) выступали в совместном концерте "Курган-Тюмень" в ДК Горького, ставшем потом чуть ли не легендарным. И вот он снова здесь. Д.Б.: Мог бы ты как-то прокомментировать, что происходит с Летовым? НИК: Об этом лучше всего спросить Рому Неумоева из ИНСТРУКЦИИ ПО ВЫЖИВАНИЮ. Как он мне сказал, Интернет просто забит признаниями в любви к Егору. Я давно его не видел, и, в принципе, не горю желанием. Д.Б.: Расскажи, Ник, о Янке. Какой ты ее запомнил? НИК: Я знал ее в двух ипостасях. Последний раз мы с ней конкретно говорили, водчонку пили на "Рок-Акустике" в Череповце в 1990 году. Это был веселый, смешливый человечек, который 2 августа в Кургане нас с Быбиным (это у меня басист такой был) чуть не довел до седых волос. 2 августа день ВДВ. И вот эти две идиотки, Федяйка (*) и Янка, приходят: "Ой, а нас тут мальчики водочкой напоили". А там такие мальчики - глаза спермой залиты. Слава Богу, Птица (**) вовремя подошел, и мы на автобусе к нему домой поехали. Как я с ней познакомился? Когда я еще жил в Симферополе, была такая традиция: в конце августа ко мне съезжались со всего Союза люди со всевозможной альтернативной внешностью. Я не звал ни Летова, ни Янку, но они вошли в мое сердце. Без спроса, без стука. В 90-м году я понял: с девкой что-то происходит. А потом просто началась растусовка с ГРАЖДАНСКОЙ ОБОРОНОЙ и всей этой формацией. Д.Б.: Почему? НИК: Когда-то Янка воспринимала мои шутки, в принципе, нормально. А вот потом, когда она стала достаточно плотно общаться с известным тебе человеком. В альбоме "Полночный Пастырь", который я записал вместе с Черным Лукичом, есть перепевка Янкиной песни "Я Оставляю Еще Полкоролевства", а в конце я добавил: "Я оставляю еще полкоролевства и восемь метров туалетной бумаги". Ну, вместе похихикали. Потом я еще раз сделал эту вещь с группой ЗАКРЫТОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ (это такой новосибирский DEPECHE MODE). Потом была веселуха. Я позвонил Летову по его просьбе, а он мне и говорит: "Че ты льешь грязь на меня и на Янку?!". За твоей спиной, говорит, стоит некая сила, ты никогда не был настоящим панком, и вообще ты трус, истерик и тэ де, и тэ пэ. Д.Б.: Ник, а что ты вообще думаешь обо всем этом русском панке? НИК: А что такое русский панк? Что такое панк вообще? Я не знаю, что это Панк - это на самом деле, как я предполагаю, способ заработать деньги и при этом еще остаться злым, дерзким и веселым. Выкачать из мира деньги - только так, и не иначе. Д.Б.: Что сейчас Летов и делает. НИК: Верно. Я бы не сказал, что он продается лучше, чем Филипп Киркоров, но все четко. А Рома Неумоев живет, где придется, в родном городе Тюмени. Но это их проблемы. Д. Б. "Курган и курганцы" 88(862), 2.08.1997 (*) Марина Кисельникова (см. интервью) (**) См. статью "Дружба - най-рам-дал!" и интервью с Ником. [an error occurred while processing the directive]