[an error occurred while processing the directive]

Из статьи: "Движение в сторону ауры"

Кроме ДЖУНГЛЕЙ и ОТКАЗА иногда говорят и о другом пути выхода из нынешнего кризиса отечественного рока сделать ставку на сибирский панк и пост-панк. Пока мы в Москве и Ленинграде полдесятилетия созерцали медленную агонию АКВАРИУМА, заклиная себя, что это непонятный нам, смертным, путь к звездам, в Сибири формировалась своя особая нонконформистская форма рок-движения. Сегодня ее представляют: ГРАЖДАНСКАЯ ОБОРОНА (Омск-Тюмень-Новосбирск) с лидером Егором Летовым, его новосибирская подруга Янка (уникальная девочка Джоан Баэз, Дженис Джоплин и ранняя Жанна Бичевская в одном лице), тюменская ИНСТРУКЦИЯ ПО ВЫЖИВАНИЮ, новосибирский БОМЖ и еще несколько творческих рок-единиц. И если в наших многоцветных рок-столицах рок все чаще вырождается в театральную демонстрацию собственной эффектности и нестандартности (как, кстати, и большая часть западной "новой волны"), то в черно-белой Сибири сохранилась волшебная форма самозабвенного излучения рок-души автора. И выливается все это, как правило, в выплеск концентрированной боли и отчаяния: Нас убьют за то,
Что мы гуляли по трамвайным рельсам (Янка) ибо сибирский нонконформизм, основы которого закладывались еще при Л.И. и К.У. (и выковывались иной раз громко, но, честно говоря, в застенках сибирского КГБ), гораздо глубже и радикальнее своего пышно-декларативного московско-ленинградского собрата. Сибирская глубина этого движения выходит на западный уровень контркультуры 1968 г. и, соответственно, касается архетипов мирового молодежного нонконформизма. От американских хиппи и "новых левых" 60-х, в свою очередь, сибирский панк отличается хотя бы тем, что в качестве главного врага мирового молодежного нонконформизма тоталитарного социума он видел перед собой не ветряные мельницы западных демократий, а вполне реальную звериную морду советской власти эпохи "застоя". Отойти от этих видений он не сможет, надо думать, довольно долго. В 1986 г, только что сформированная московская рок-лаборатория провозгласила курс на "Движение в сторону весны" из зимы "рок-подполья" в цивилизованно-отутюженное лето. Боюсь, что эфемерную рок-ауру там не найти - поэтическая интуиция подсказывает, что это вообще понятие скорее осеннее. И, сохраняясь в холодильнике зимы, весной, отмороженная, она начинает гнить. Так что, быть может, нам действительно стоит обратить свои взоры на холодную Сибирь. Безусловно, если рассуждать трезво, и культ оной Сибири, и призывы "двигаться в сторону ауры" - все это выглядит довольно утопично. Но рок, как видно, на две трети состоит из заклинаний, так что давайте хоть раз последуем его имманентным законам. И ради Бога, забудьте о весне Сергей Гурьев, "ЗЗЗ" (Таллинн), июнь-июль 1989 [an error occurred while processing the directive]