[an error occurred while processing the directive]

НА ЖИЗНЬ ПОЭТА

17 ФЕВРАЛЯ ИСПОЛНИЛСЯ ГОД СО ДНЯ СМЕРТИ АЛЕКСАНДРА БАШЛАЧЕВА, ДОБРОВОЛЬНО УШЕДШЕГО ИЗ ЖИЗНИ. ЧЕМ БОЛЬШЕ ВРЕМЕНИ ПРОХОДИТ, ТЕМ БОЛЕЕ ЗАГАДОЧНОЙ КАЖЕТСЯ ЭТА ФИГУРА. KTO ОН БЫЛ? КОГДА-ТО БЫЛ ЖУРНАЛИСТОМ - УЧИЛСЯ НА СООТВЕТСТВУЮЩЕМ ФАКУЛЬТЕТЕ УРАЛЬСКОГО УНИВЕРСИТЕТА. РАБОТАЛ. НО БРОСИЛ ВСЕ И ВЗЯЛ В РУКИ ГИТАРУ. ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ АВТОР-ИСПОЛНИТЕЛЬ? РОК-МУЗЫКАНТ? ПО БОЛЬШОМУ СЧЕТУ, ДЛЯ ТЕХ И ДРУГИХ - ЧУЖАК, ОДИНОЧКА, ОТБИВШИЙСЯ ОТ СТАИ. ЛИЧНОСТЬ. ПОЭТ. О КОНЦЕРТЕ В ЕГО ПАМЯТЬ РАССКАЗЫВАЕТ НАШ КОРРЕСПОНДЕНТ. На Ковалевском кладбище было холодно и ветрено И было множество людей самого разного вида и возраста, которые пришли, чтобы положить на могилу гвоздики, постоять молча, взглянуть еще раз на фотографию, что заменяет любую бронзу и гранит - и тихо уйти, чтоб не помешать в скорби тем, кто пришел сюда после них. А вечером был концерт его памяти. Устроители решили сделать его подчеркнуто некоммерческим в противовес масштабному московскому шоу 20 ноября, омраченному возней разного рода предпринимателей от музыки. Решено было провести концерт в небольшом зале и собрать не рок-звезд, но друзей, которые хотели бы спеть негромко в память о Саше Башлачеве, но... что-то вышло не так. Испугавшись, вероятно, неуместного ажиотажа, организаторы полностью отказались от рекламы - ни анонса в газете, ни афиши, ни самой крошечной записки на дверях рок-клуба. И получилось все наоборот: двери маленького ДК Пищевиков трещали под напором дюжих ребят, которые кричали: «АЛИСУ давай!» и которым, скорее всего, до Башлачева не было никакого дела. Таких было немного, но меньшинство это было крикливым и бесцеремонным, так что почти каждый исполнитель, выходя на сцену, начинал со слов: «Тише, ребята, не забывайте, по какому поводу мы собрались!» Стыдно. Но, наверное, если бы заранее было известно, кто будет выступать, случайных людей в зале оказалось бы меньше...Весь сбор от концерта пошел сыну Башлачева. Вначале был фильм - любительская съемка с похорон Башлачева, душераздирающее немое кино. А потом четыре часа подряд к двум стульям и четырем микрофонам на сцене выходили люди с гитарами - самые разные - и пели. Пели тоже по-разному, так что концерт получился очень неровным. Выступали музыканты из Москвы и Новосибирска, Горького и Киева, известные и неизвестные совсем, некоторые из неизвестных пели замечательно (как светловолосая девушка в черном с ее почти языческими песнями-заклинаниями), но на шепот зала: "Кто это?" - не мог ответить никто, а жаль... * Из тех, кого представлять было не надо, запомнился Слава Задерий (НАТЕ), сыгравший удивительно деликатно и мягко одну из песен Башлачева: Вова Сигачев с его пронзительным «Серым Мальчиком»; ребята (кстати - пушкинцы) из группы МАСТЕРСКАЯ, которые немного растерялись, увидев перед сценой гогочущую бессмысленную толпу, но все же сыграли точно и красиво. О нескольких выступлениях стоит сказать отдельно. Олег Гаркуша (АУКЦЫОН) удивил всех не столько тем, что не пел, а читал стихи, сколько безусловной органичностью своего выступления. Совершенно неожиданным было выступление Алексея Хрынова, у себя в Горьком известного под прозвищем Полковник. В Горьком Полковник - знаменитость, в Питере же его слышали чуть ли не впервые и были покорены его злыми, гротескными, полными чисто медвежьей грации песнями. Вот это было «наше», лапотное, то, на что, кроме Шевчука, пожалуй, никто не замахивается. И ладно. Достаточно Полковника. Владимир Рекшан. Профессионал, за спиной которого школа, и еще какая! Выступление его было мощным, отточенным, блестящим и... несколько неуместным в силу именно излишне продуманной отточенности и актерства, в котором на фоне местами неуклюжих, но безусловно искренних выступлении других ребят было больше разума, чем сердца. А это был все-таки не просто концерт, а вечер памяти друга. Жемчужиной концерта стало выступление Дмитрия Ревякина (КАЛИНОВ МОСТ), меланхоличного черноволосого мальчика, который, единственный из музыкантов (в отсутствие заболевшего Кинчева) не стал уговаривать толпящихся у сцены гопников помолчать, а просто цыкнул на них - и после долго пел невероятно, почти медитативно красивые две песни под две гитары и пронзительно-тоскливую гармонику. А закончился это вечер выступлением блюзовой или, вернее, кантри-блюзовой группы КИНГСТОН, которая разрядила напряжение четырехчасового концерта. Веселая музыка показалась бы неуместной, если б не добрая сила, исходившая от нее и заставившая вспомнить слова Задерия «Если бы Саша был с нами, он не хотел бы, чтоб мы плакали». Наверное, и вправду не нужно слез, ими ничего не изменишь. Нужна память - и песни. «Поэты живут и должны оставаться живыми!» Екатерина Борисова, «Вперед», Пушкин, 10.03.89г. * Это и была Янка, исполнялись песни "От Большого Ума", "Гори-гори Ясно" и "Домой". [an error occurred while processing the directive]